Здоровье – самое ценное, что есть у человека, ставить его в зависимость от платежеспособности гражданина неверно и даже преступно. Громкие истории смерти пациентов из-за ошибок или халатности врачей в России убивают тем, что выглядят совершенно обычными.

Больная медицина: на кладбище от равнодушия

Почему врачам все чаще нет дела до пациентов

«Газета.Ru» 
 

 

Дмитрий Феоктистов/ТАСС

В Санкт-Петербурге от пневмонии умерла 16-летняя девочка-астматик, которой не успели оказать профессиональную медицинскую помощь. Теперь врачам грозит уголовное дело. Таких историй в России много: причина не только и не столько в халатности или неосторожности врачей, а в равнодушии к человеческой жизни как со стороны некоторых медиков, так и государства и общества в целом.

Конечно, самое простое объяснение, которое вроде бы напрашивается в таком случае, — наши врачи слишком много работают и слишком мало зарабатывают. Повсеместно (точнее, там, где медицина вообще есть — в России она физически присутствует далеко не во всех населенных пунктах) идут сокращения персонала, слияния больниц и поликлиник.

Однако есть в России медучреждения, где даже врачи, не говоря уже о младшем медицинском персонале, от которого тоже порой зависит жизнь пациента (вовремя и качественно «поставить» укол), получают и 20, и 15 тысяч в месяц.

 

В России — так было и в СССР — всегда работали отдельные очень хорошие и даже выдающиеся врачи при плохой медицине. Возможно, между зарплатами врачей и качеством медицинской помощи нет жесткой линейной связи — в конце концов, людям свойственно ошибаться, только ошибки медиков в силу профессии обходятся дороже. Но, несомненно, врачи у нас в большинстве своем бедняки, тогда как в развитых странах они почти гарантированно попадают в средний класс. Опять же, качество медицинского образования в России едва ли выше качества любого другого. Все это накладывается на традиционно низкую цену отдельной человеческой жизни — и в бытовом, и в политическом смысле.

Громкие истории смерти пациентов из-за ошибок или халатности врачей в России убивают тем, что выглядят совершенно обычными. В них нет ничего сверхъестественного — при нынешнем положении вещей в здравоохранении (и обществе) они становятся почти нормой.

На сей раз всероссийский резонанс получила история смерти 16-летней Оли Казаковой из Санкт-Петербурга, ставшей жертвой то ли равнодушия врачей к своим обязанностям, то ли усложненного бюрократического порядка экстренной госпитализации .

29 ноября следователи Приморского района Петербурга возбудили уголовное дело по статье «причинение смерти по неосторожности». «Сейчас следователи выясняют все обстоятельства произошедшего, — сообщила пресс-служба Главного Следственного управления СК по Петербургу. — Уже допрошены родственники потерпевшей, участковый врач-педиатр районной поликлиники, фельдшеры бригады скорой помощи, изъяты медицинские документы». По данным «КП», пока под уголовное дело попадают только врачи детской поликлиники, но не скорой помощи, которая, как утверждает мать девочки, пыталась скрыть факт первого вызова на дом Казаковых.

Уголовная статья, по которой возбуждено уголовное дело, называется «Причинение смерти по неосторожности». Есть еще статья УК «Преступная халатность» — по ней обвиняемым полагался бы штраф либо максимальный арест на срок до трех месяцев. По факту никакой «неосторожности» в действиях врачей, конечно, не было. Был неправильно поставленный диагноз. Было банальное «нежелание связываться». Хотя речь шла о жизни и смерти человека, и без того имевшего инвалидность.

И государство, и общество не воспринимают истории, подобные той, что случилась с Олей Казаковой, как нечто из ряда вон выходящее. Или, по крайней мере, не делают из таких историй надлежащих выводов.

Хотя бы вспомнить Дарью Старикову из Апатитов, которая, по счастью, достучалась до президента: девушке лечили «межпозвоночный остеохондроз», а это оказался рак. И дело тогда тоже возбуждали – по статье «халатность», — и президент говорил, и лучшие врачи подключились. Но не общество.


Российская медицина больна тем же, чем больно наше государство, — равнодушием к человеку.

Любой, кто сталкивался в последнее время даже в крупных городах с болезнью посложнее обычной простуды, легко вспомнит случаи, когда это лечение превращалось в ад. Страховка вроде бы есть, но она не покрывает ни лекарств, ни операции (даже относительно несложной). В поликлинике сократили нужного вам врача. Госпитализация — отдельная проблема, которую часто не решить, как говорили в советские времена, без «блата».

Да, в России работают тысячи прекрасных врачей, отдающих все свои силы и умение спасению и лечению пациентов. Но сама наша медицина по-прежнему остается глубоко больной. А вспоминаем мы об этом, когда случается что-то печальное с нами или нашими близкими. За качество медицины, в том числе частной, всегда отвечает государство. Пока государству не будет дела до врачей – врачам часто не будет дела до больных. Тут зависимость как раз вполне прямая.

А.В. Куринный: Здоровье – самое ценное, что есть у человека

В рамках «Правительственного часа» в Госдуме 6 декабря перед парламентариями с отчетом выступила министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова. Позицию фракции КПРФ изложил в своем выступлении депутат А.В. Куринный.

Пресс-служба депутата Государственной Думы ФС РФ А.В. Куринного 
2017-12-06 17:13

Куринный Алексей Владимирович
 

Уважаемые депутаты!

Вероника Игоревна отчиталась об успехах отечественного здравоохранения, к большому сожалению, практически не ощущаемых нашими избирателями.

За все время работы нынешнего состава Минздрава в части решения ключевой проблемы – финансирования - кардинальных сдвигов не произошло. Общее финансирование здравоохранения в России из всех государственных источников на ближайшую трехлетку составит 4,1% в 2018 с падением до 3,8% от ВВП страны к 2020.

показатель

2017

2018

2019

2020

Здравоохранение

3480

3952

4047

4164

% к ВВП

3.8

4.1

3.9

3.8

Совершенно понятно, что при таком финансировании даже при самом эффективном использовании средств невозможно обеспечить современный уровень оказания медицинской помощи для наших граждан, обеспечить доступность и качество медицинской помощи. По рекомендациям ВОЗ минимальный уровень государственного финансирования здравоохранения должен быть 6%.

Для большинства наших граждан недоступны современные таргетные препараты для лечения онкологических заболеваний (удовлетворение потребности не более 10%). Лишь 1 из 10 пациентов, страдающих артериальной гипертензией, в России регулярно принимает современные лекарственные препараты. В России число коронарографий и операций при ОКС в среднем в 2 раза ниже, чем в европейских странах. Аналогичная картина с доступностью иных современных медицинских технологий.

Сама Программа государственных гарантий, которая служит основой для оказания нашим гражданам бесплатной медицинской помощи, объективно остается остро дефицитной во многих регионах, плюс к этому нормативы затрат финансового обеспечения со стороны региональных бюджетов из-за безденежья регулярно занижаются. Так, например, по данным прокуратуры Ульяновской области на 2017 год средние подушевые нормативы финансового обеспечения и нормативы финансовых затрат на единицу объема медпомощи занижены на 2 млрд руб.

Из-за крайне низкого тарифа, особенно на уровне центральных районных больниц, получаемых медицинскими учреждениями денег едва хватает на зарплату, налоги и коммуналку. Остальное по остаточному принципу, и часто за счет самих пациентов. Стали правилом покупка пациентами лекарств и необходимых расходных материалов при стационарном лечении, оплата за свой счет необходимых диагностических и лечебных процедур. Министерство по этому поводу перекладывает ответственность на региональные власти – мол, неправильно планируют тарифы. Но такая проблема не только в Ульяновской области, а в подавляющем большинстве регионов. И отсутствие жесткой реакции со стороны министерства я могу объяснить только физической невозможностью решения проблемы в существующих условиях.

Итог такой ситуации это еще и 500 миллиардов рублей кредиторской задолженности, имеющейся у наших государственных медицинских организаций по всей стране.

Оборудование, приобретенное в рамках национального проекта от 2007 года, модернизации 2011-2012 годов постепенно выходит из строя и эта ситуация нарастает как снежный ком, грозя свести на нет все достигнутые успехи. В выстроенной модели финансирования его замена невозможна даже для крупных учреждений!

Следствие безденежья - пресловутая оптимизация: сокращение сети учреждений часто без учета реальных условий доступности, нормативы - 1 скорая на 10 тыс. населения при огромных размерах сельского района, сокращение коечной мощности и количества медицинских работников, увеличение нагрузки на оставшихся. «Знаменитая» история с санитарками, когда за последние 2 года из-за необходимости повышения заработной платы медработникам было сокращено 125000 санитарок (это 30% от их общей численности!). Последние стали уборщицами без перспективы повышения заработной платы и дополнительного отпуска. Хуже другое - уборщицы в моем регионе теперь работают в оперблоке, экстренном приемном отделении, хирургических отделениях, с кровью, биологическими отходами, ВИЧ-инфицированными больными.

Не можем закрыть проблему доступности ВМП даже для детей. После проведенного мною анализа из 2000 операций, проводимых в России по поводу ВПС с использованием окклюдеров, только половина оплачивается по ВМП, остальное – это операции, на которые собираем деньги всем миром. И это больные дети. Позор, когда в богатейшей стране мы вынуждены собирать деньги на лечение детям!

Крайне тяжелая, да еще и усугубляющаяся с каждым годом ситуация сложилась и в части льготного лекарственного обеспечения. Из-за недофинансирования дефицит лекарственного обеспечения федеральных льготников составляет более 50% (40 млрд. руб.) и продолжает расти. Региональные бюджеты финансируют свои обязательства в части льготного лекарственного обеспечения в среднем на 55-60% от потребности и этот дефицит также ежегодно растет. Более 10 млрд. руб. прогнозируется дефицит на 2018 год в части финансирования лекарственного обеспечения для больных орфанными заболеваниями. Ситуация патовая, зато Росздрав продолжает радовать нас и министерство прекрасной статистикой – что все хорошо. За первое полугодие 2017 года по Ульяновской области оказывается только 40 рецептов (из 170 тыс. выписанных) находятся на отсроченном обеспечении! Я только в одной аптеке обнаружил сразу 50 таких рецептов. Избиратели пачками приносят необслуженные рецепты на прием. Никакой реакции нет! Росздрав вместо того, чтобы получать объективную информацию из региональных медицинских информационных систем – транслирует нам ложные данные региональных Минздравов. Видимо всем выгодно иметь «причесанную» картину. И Минздраву федеральному, и региональным, и Росздраву. Невыгодно только людям, которые остаются без положенных лекарств и вынуждены тратить на них последние деньги.

Даже имеющиеся финансовые средства расходуются не всегда эффективно. Диспропорции финансирования колоссальные. Как я уже отмечал, в России имеются современные медицинские центры европейского уровня, развиваются передовые технологии и одновременно провальное первичное звено уровня конца прошлого века с давно выработавшим свой срок оборудованием, без инфраструктуры (недавно опубликованные данные Счетной Палаты РФ), без кадров. Но на фоне колоссального недофинансирования наших государственных медицинских организаций продолжаем кормить посредников-паразитов в лице страховых компаний - 30 миллиардов рублей в год, которые никаких страховых рисков не несут!

Как же решается проблема – за счет самих граждан?

По оценкам экспертов, граждане РФ за счет личных сбережений уже сейчас финансируют не менее 35% от объемов оказываемой в стране медицинской помощи. Причем в большинстве случаев речь идет о медицинской помощи, которая должна оказываться бесплатно в соответствии с Программой государственных гарантий. За 2016 год официальный объем платных услуг только в государственных медицинских учреждениях страны вырос на 30%.

Учитывая все вышесказанное, можно констатировать, что правительством РФ при посредничестве Минздрава твердо взят курс на ликвидацию социальных обязательств государства в части бесплатной медицинской помощи. Пошли разговоры о необходимости софинансирования на медицинское обслуживание со стороны населения, ограничения числа вызовов скорой, количества госпитализаций и т.д. Фракция КПРФ не может согласиться с таким подходом. Здоровье – самое ценное, что есть у человека, ставить его в зависимость от платежеспособности гражданина в современном государстве неверно и даже преступно.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.