Новогоднего чуда не будет! Наш бюджет — это бюджет госпереворота. Михаил Делягин: Сверхдоходы казны, несмотря на стоны правительства, составили уже 1,25 трлн. рублей

Новогоднего чуда не будет: Россия вступает в эпоху застоя

К концу 2017 показатели ухудшились по всем фронтам, спасать ситуацию снова будут за счет граждан

 



Новогоднего чуда не будет: Россия вступает в эпоху застоя
Фото: ТАСС
Материал комментируют:
 

Российская экономика под конец года подготовила властям и населению неприятный сюрприз. Рост ВВП в России в октябре замедлился до 1% в годовом исчислении. Как свидетельствует опубликованный Министерством экономического развития бюллетень «Картина экономики», заметно ухудшились показатели обрабатывающей промышленности, снизилась инвестиционная активность. Также к замедлению роста ведут такие проблемы, как неустойчивая ситуация с реальными зарплатами, недостаточно быстрое увеличение кредитной активности банковской системы, нестабильная динамика запасов у предприятий.

По данным Росстата, производство в базовых отраслях в России в октябре выросло всего на 0,5% относительно аналогичного периода 2016 года. В Министерстве объясняют промышленный спад участием РФ в сделке ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, а также разовым падением в металлургии на 9,9% год к году. В то же время, по сравнению с прошлым годом подросли химическая (на 6,5%) и пищевая промышленность (на 5,3%).

В МЭР ухудшение экономической динамики не считают тревожным сигналом и пока что сохраняют прогноз годового роста ВВП на уровне 2%. Вышеупомянутые факторы, сказано в бюллетене, «являются временными, не свидетельствуют об ухудшении качества экономического роста и не формируют рисков для устойчивости роста в будущем». Они надеются, что по итогам года цифры еще поменяются, так как «основаны на неполном круге информации». Ранее глава министерства Максим Орешкин прогнозировал, что внутренний валовой продукт по итогам года перевалит за 2%.

По мнению аналитиков МЭР, нынешний спад лишь свидетельствует о «ребалансировке» внутреннего спроса: во втором квартале он приходился на инвестиционный спрос, а в третьем — в большей степени на конечное потребление. Именно внутренний спрос, по мнению правительственных экономистов, должен стать основным драйвером роста экономики. В том числе за счет увеличения потребительской активности матерей с маленькими детьми. Если темпы роста инвестиций в третьем квартале снизились с 6,3% до 3,1%, то рост оборота розничной торговли ускорился с 1% о втором квартале до 3% в октябре.

О том, что потребительский спрос поддержит рост экономики, несколько дней назад написал и Банк России в аналитическом материале «Экономика: факты, оценки, комментарии». Причем, по мнению аналитиков, эта тенденция продолжится и в 2018 году. К росту спроса должна привести индексация пенсий на 3,7% с 1 января 2018 года, рост зарплат бюджетников, которые, по оценке министра финансов Антона Силуанова, увеличатся на 15−20%, а также рост зарплат по стране в реальном выражении на 4%. Правительство, наконец, собирается довести минимальный размер оплаты труда (МРОТ) до прожиточного минимума.

«Меры демографической политики в совокупности с доведением МРОТ до уровня прожиточного минимума трудоспособного населения обеспечат снижение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума не менее чем на 1 п. п. Одновременно они окажут благоприятное влияние на экономический рост», — сказано в обзоре МЭР.

Правда, независимые экономисты указывают на то, что такие шаги могут ускорить инфляцию, которая сейчас держится на рекордно низком уровне в 2,7%. Кроме того, далеко не все уверены, что с учетом продолжающегося четвертый год снижения реально располагаемых доходов населения потребительский спрос действительно может стать драйвером роста.

Например, авторы ежемесячного «Мониторинга экономической ситуации в России» от РАНХиГС и Института Гайдара не видят в «ребалансировке» спроса ничего позитивного. По их оценкам, ресурсами для инвестиций в первые три квартала 2017 года было в основном сокращение в 2015-м (и в меньшей степени — в 2016 году) реальных зарплат. Инвестиционный всплеск первого полугодия 2017 года сопровождался ростом зарплат и сокращением прибылей, а это значит, что тенденция роста издержек возобновилась.

Еще одна негативная тенденция в экономике, которую больше почувствуют на себе граждане, связана с курсом рубля. В конце года национальная валюта традиционно слабеет, а если будет введен запрет на покупку отечественных облигаций федерального займа (ОФЗ) иностранными инвесторами, то курс доллара может превысить 62 рубля.

Доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов считает, что такие колебания экономики действительно остаются в рамках допустимого, но только потому, что сами границы роста очень невелики.

— Экономика зашла в состояние, которое условно называют «около нуля». У нас присутствует небольшой рост экономики, но его величина сопоставима со статистической погрешностью. Поэтому вроде бы и растем, но называть этот рост существенным, язык не поворачивается.

Когда экономика находится в таких условиях, она неустойчива, и возможны довольно сильные колебания многих показателей, в том числе промышленного производства. В такой ситуации прогнозировать точно обычно не получается, причем особенно на коротком временном горизонте. От месяца к месяцу показатели могут быть любыми — локальный рост или локальное падение.

Скорее всего, по итогам года рост российской экономики действительно не превысит 2%. Это может быть и 1,6% и 1,8%. Колебания возможны, экономика ведь не смотрит на календарь. На конец года может попасть локальный рост, и тогда мы получим чуть лучшие показатели, но может случиться и падение, и тогда картина будет обратной. Когда абсолютные цифры роста маленькие, даже небольшие случайные колебания достаточно сильно меняют итог.

Если Центральный банк и Министерство финансов по роду деятельности «профессиональные пессимисты», то Минэкономразвития — это ведомство, которое традиционно является профессиональным оптимистом. Они всегда максимально положительно оценивают ситуацию, поэтому удивляться таким комментариям с их стороны не приходится. Но и относиться к ним нужно очень осторожно.

«СП»: — В ведомстве считают, что драйвером роста экономики станет потребительский спрос. Насколько это реально?

— Это абсолютная утопия. Реально располагаемые доходы граждан снижаются не первый год, а кредитная нагрузка и так достаточно велика, поэтому существенно нарастить потребление в кредит не получится. Мне кажется, что надеяться на то, что драйвером станет внутренний спрос, по меньшей мере, не совсем корректно.

Даже если это произойдет, то в достаточно коротком временном горизонте. Возможно, после понижения ставки ЦБ немного оживет кредитование, выдадут больше ипотеки. Но, как я уже сказал, это подразумевает рост кредитной нагрузки и, соответственно, всех рисков, связанных с ней. Поэтому это тот источник, на котором долго расти не получится. Это квартал, максимум два квартала. Возможности этого ресурса очень ограничены.

«СП»: — Что могло бы стать драйвером устойчивого роста в нынешних условиях, если не спрос?

— Боюсь, что в нынешних условиях таких драйверов просто не существует. Наша экономика в ситуации отсутствия внешнего спроса находится в состоянии своего органического роста. Проще говоря, если не растут мировые цены на нефть и другие ресурсы, и, соответственно, валютная выручка от них, то в условиях относительной стабильности полтора-два процента — это нормальный темп роста российской экономики.

Эти цифры вызывают параллели с так называемым периодом застоя. Тогда тоже фиксировался экономический рост, но его величина была очень скромной. В то же время, ситуация в целом оставалась стабильной и подконтрольной. Во многом то, что происходит в российской экономике сейчас, хорошо согласуется с тем периодом. Те, кто застал застой в уже зрелом возрасте, видят очень много параллелей с современностью.

Появилось даже выражение «Застой-2». Понятно, что с точки зрения политики страна совершенно не такая, как СССР позднебрежневских времен, но с точки зрения динамики экономики многое похоже.

«СП»: — Но в этом году различные экспертные группы активно обсуждали и даже представляли президенту планы ускорения экономики…

— Знаете, сколько таких планов было в брежневскую эпоху? Так и назывались — ускорение, интенсификация и так далее. Но никаких значимых эффектов они не вызвали. То, что обсуждение активизировалось — это нормально, потому что низкие темпы роста приводят к накоплению многих проблем. Но обсуждать и найти решение — это совершенно разные вещи.

Боюсь, что простых способов ускорить российскую экономику в нынешних условиях просто не существует. Все, что ведет к заметному ускорению роста, требует сложных и очень небесспорных реформ, на которые в ближайшие годы наши власти вряд ли решатся.

 

Наш бюджет — это бюджет госпереворота

Михаил Делягин: Сверхдоходы казны, несмотря на стоны правительства, составили уже 1,25 трлн. рублей



Наш бюджет – это бюджет госпереворота
Фото: Global Look Press
 

Бюджет — главный финансовый документ любого правительства. Его структура и особенности его исполнения говорят о реальных приоритетах и намерениях властей громче и точнее любых официальных заявлений.

Исполнение федерального бюджета в январе-октябре 2017 года производит шоковое впечатление. Под аккомпанемент заявлений об отсутствии денег и якобы вызываемом этим явном усилении фискального давления на экономику со следующего года дефицит федерального бюджета в октябре 2017 года составил лишь 0,9% ВВП. Более того, вот уже полгода его состояние близко к идеальному: в августе и сентябре наблюдался профицит, а в мае-июле дефицит был совершенно незначительным (не превышал 0,5% ВВП). По итогам января-октября дефицит федерального бюджета составил лишь 0,4% ВВП, — при годовых проектировках в 2,1% ВВП.

Таким образом, сверхдоходы бюджета за первые 10 месяцев года составили более 1,25 трлн.руб.; плановый уровень превышен на 10,2%.

Как и в прошлые годы, эти средства российских налогоплательщиков не пошли на нужды России, а были заморожены в федеральном бюджете. Неиспользуемые остатки на его счетах выросли за 10 месяцев на 2 трлн.руб. — до более чем 7,5 трлн. (в том числе за октябрь рост составил 240,5 млрд руб.; данный прирост, в отличие от предшествующих периодов, не был выведен из страны и не был включен в Резервный фонд или Фонд национального благосостояния, что вселяет осторожные надежды).

К сожалению, сверхдоходы федерального бюджета вызваны не восстановлением экономики (признавать официальную статистику после прошлогодней перетряски ее методологии — значит, добровольно отказываться от собственного разума), но традиционным для либерального правительства искусственным занижением прогнозных цен на нефть и других важных параметров. Причина этого занижения проста: обоснование таким образом снижения плановых расходов, блокирующее экономическое, социальное и технологическое развитие России.

Ведь современные либералы, контролирующие всю социально-экономическую политику России, исходят из того, что государство должно служить не народу, а глобальным монополиям, прежде всего спекулятивным. Поэтому развитие недопустимо: с одной стороны, в случае успеха может возникнуть конкуренция «хозяевам мира», с другой — отвлекаемые на страну ресурсы уже не станут ресурсами глобальных спекулянтов, что с их точки зрения является недопустимой бесхозяйственностью.

Политика урезания расходов любой ценой заложена и в бюджет на 2018−2020 годы: как видно в приведенной таблице, в 2020 году реальные (с учетом инфляции, по официальному прогнозу — 4% годовых) расходы должны быть на 9,7% ниже, чем в 2017 году.

При этом в реальном выражении сократятся все укрупненные статьи расходов за единственным исключением: расходы на обслуживание госдолга (то есть выплату процентов по нему) являются вторым ключевым приоритетом правительства Медведеваи в целом либерального клана.

Брать взаймы в ситуации, когда бюджет захлебывается от денег и в прямом смысле слова не знает, куда их девать, нелепо для государства, но крайне выгодно для разнообразных финансовых спекулянтов, одалживающих ему деньги. Сравнительное исполнение бюджетных проектировок на 2017 год по основным статьям расходов показывает, что финансирование спекулянтов является приоритетом и этого года.

По сути, бюджет на период до 2020 года предусматривает дальнейшее увеличение масштабов кормления финансовых спекулянтов за счет налогоплательщиков, — естественное с точки зрения либеральной идеологии и преступное с точки зрения не развивающейся страны, 84% населения которой являются бедными или нищими (то есть испытывает нехватку денег на покупку простой бытовой техники или еды), а дети которой до сих пор умирают с официальным диагнозом «нехватка бюджетных средств».

Опережающее (из крупных статей расходов) сокращение расходов на важнейшие статьи — социальную помощь, оборону, экономику и финансирование государства (включая фундаментальную науку) — позволяет предполагать комплексное, опережающее разрушение именно этих сфер, важнейших для общества.

Скорее всего, в полной мере осуществить бюджетные планы на период до 2020 года не удастся: в эти три года она либо будет кардинально изменена на политику развития, либо в силу своей разрушительности подорвет Россию, обвалив нас в Смуту, которая может быть даже хуже украинской.

С учетом враждебного давления Запада бюджет на 2018−2020 годы можно считать бюджетом государственного переворота, ибо он объективно направлен на доведение общества до крайней степени отчаяния и действий по памятному принципу 1991 года «лучший ужасный конец, чем ужас без конца».

Пока же федеральный бюджет продолжает захлебываться от денег, — но либеральное правительство Медведева не только не допускает, чтобы деньги российских налогоплательщиков служили России, но и всячески усугубляет становящийся катастрофическим кризис региональных и местных бюджетов. При этом агония доведенных до отчаяния губернаторов (например, главы Хакасии Зимина), вероятно, лишь обнадеживает правительственных и отставных (вроде Кудрина) либералов, неутомимо заталкивающих Россию в Майдан.

Расходы федерального бюджета в январе-октябре 2017 и в 2018—2020 годах

 

Источник: http://svpressa.ru

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
5 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.