Контуженные либерализмом. Идеологическая бойня. Слово «либерализм» насквозь пропитано кровью и слезами миллионов людей, безвременно ушедших из жизни в девяностые годы ушедшего века. Целое поколение получило сильнейшую идеологическую травму. Но будет суд!

Похожее изображение

 

 

 

Идеологическая бойня

Газета "Голос коммунистов" http://www.sovross.ru/articles/1594/35016

 

 

Многие из тех, кто на излете советского времени тяготился государственной идеологией, вкусив ельцинского «идеологического многообразия», поменяли свое мнение: мол, господствующую идеологию можно потерпеть, а вот ее отсутствие – невыносимо. Но разве в «лихие девяностые» идеология отсутствовала? Как представляется, это заблуждение: девяностые годы прошли под тотальным господством либеральной идеологии. Некоторые возражают: мол, это был ненастоящий либерализм.

 

Но это уже сегодня не имеет ровным счетом никакого значения: слово «либерализм» насквозь пропитано кровью и слезами миллионов людей, безвременно ушедших из жизни в девяностые годы ушедшего века. Но и без этого идеология либерализма давно уже не имеет никакого отношения к свободе, которая есть служение истине. Либерализм с давних пор есть оправдание лжи и служение ей. 

Контуженные либерализмом 

В 1990–1991 годах ушедшего века была стремительно «демонтирована» (по существу, разрушена) государственная идеология, а в образовавшийся вакуум бешено ворвалась идеология либеральная, в связи с чем можно, а пожалуй, и нужно говорить о массовой идеологической контузии. 
Известно, что наиболее активное формирование гражданской составляющей личности происходит в промежутке от 15 до 25 лет. И важнейшую роль в этом процессе играет идеология. То есть соответствующее поколение, большей частью не по своей воле, получило сильнейшую идеологическую травму: «колонны», на которых выстраивается идеологический каркас личности, были сильно повреждены. Правда, вне всякого сомнения, идеологическую контузию в той или иной степени получили все поколения граждан России. Кто-то смог быстро поправиться после этой контузии, кто-то нет. Некоторые говорят о пережитой контузии публично... 
Наиболее уязвимыми из поколения, сильно пострадавшего от идеологической контузии, оказались люди, получившие гуманитарное образование, экономисты и финансисты. Слово «социализм» некоторым из них причиняет почти физическую боль, поскольку сразу же возвращает их память к временам идеологической травмы. Имеет место тенденция, когда люди, на протяжении длительного времени с момента идеологического «взрыва» боровшиеся с последствиями идеологической контузии, в конце концов сдаются и начинают открыто порицать социализм и советский образ жизни. 
Серьезные последствия идеологическая травма имеет и в православной среде. Дело в том, что наиболее полное отражение либеральная идеология нашла в так называемой гражданской религии США. Она, можно сказать, имеет статус «религии глобального общества». Пожалуй, именно отсюда проистекает требование либерального сообщества зафиксировать в конституциях отказ от государственной идеологии, вступающей, как правило, в конфликт с гражданской религией сверхдержавы. Поскольку главным соперником либеральной идеологии была государственная идеология советского общества, постольку она – в рамках гражданской религии – приписывалась «противнику Бога», то есть сатане. Отсюда и известное выражение американского президента: «СССР – империя мирового зла». Человек, получивший идеологическую контузию в 1990–1991 годах, становясь православным, очень часто воспринимал антисоветизм как одно из необходимых качеств христианина, которое должен воспитывать в себе. Обожение зачастую понималось как «совершенствование» в антисоветизме. 
Конечно, есть люди, которые и в СССР воспитывались в антисоветской среде или чуть ли ни с детства имели тягу к либеральной идеологии. Есть и просто перерожденцы или предатели. Но речь в данном случае не о них, а о жертвах «религии глобального общества» – о контуженных либеральной идеологией. По всей видимости, невероятная идеологическая раздробленность в лагере сторонников коммунистической (социалистической) идеи является следствием пережитой идеологической контузии. 
В связи со сказанным возникает вопрос о фигуре Бориса Ельцина. Кто он: вождь либеральной рати или лжемессия? Во всяком случае, его деяния имеют настолько мрачную окраску, что ряд известных общественных деятелей прямо заявляли: «Ельцин – это абсолютное зло для России». Много говорится о том, что пора бы дать духовную оценку «лихим девяностым» и самому беззаконнику Борису Ельцину, а также определить, кто он такой в апокалиптическом измерении, поскольку у такого рода явления, безусловно, есть имя. Кто-то поспешил назвать Бориса Ельцина «отстрелянным патроном», но, как показали последние события, – открытие Ельцин-центра и попытка канонизировать «лихие девяностые» – ельцинизм как разновидность либеральной идеологии жив, деятелен, полон амбиций и жажды реванша. 
Развал Советского Союза запустил глобальный апокалиптический процесс с совершенно непредсказуемыми последствиями, поскольку вместо, скажем, «шаха конем» на «великой шахматной доске» начал действовать другой принцип игры – «шах конем по голове»...  По этой причине, думается, резко возрастает нужда в мировоззренческом здравии, что невозможно без исцеления от контузии времен финальной битвы идеологической войны, имевшей место в последние годы существования СССР. Но что мешает этому исцелению? Секрета здесь нет: полному выздоровлению мешает деятельность ангажированных либерализмом СМИ, и в первую очередь телевидения. 

Торжество язычества 

В последнее время из уст архиереев Русской православной церкви часто слышатся слова о «чудесном возрождении веры в народе», в подтверждение чего приводятся статистические данные о вновь построенных храмах, открытых семинариях, тиражах богослужебных книг... Да, цифры впечатляют, но удивляет другое: нравственность в народе падает, и свидетельств этому множество. Причем она падает не только в светской, но и в церковной среде: гомосексуальные скандалы, дорожно-транспортные происшествия с участием священнослужителей, самодурство отдельных пастырей все чаще и чаше попадают в поле зрения СМИ и блогеров Сети.  
Пожалуй, мы имеем здесь дело с иллюзией возрождения: известно, если мимо поезда, медленно набирающего ход, с большой скоростью проносится в том же направлении другой, то у сидящих в первом – возникает ощущение, что они начинают двигаться в противоположную сторону. То есть если с «церквами в бревнах» все более-менее благополучно, с «церквами в ребрах» дело обстоит гораздо хуже. Здесь не принимается во внимание и то, что технологии в строительстве, книжном деле, преподавании, живописи и т.п. ушли далеко вперед в сравнении с бывшими сто лет тому назад, а потому никакого чуда в стремительном возрождении «церквей в бревнах» нет. Тут важнее другое: не забывать, что бесплатного сыра в либеральной системе нет и за всё потребуют плату... 
Пока священство пребывало в головокружении от успехов, произошло небывалое возрождение извечного противника Церкви – язычества. И этому поспособствовало в первую очередь телевидение. Нет, мы ничего не имеем против телевидения как технического изобретения: во многих отраслях науки и техники, в медицине, в освоении космического пространства оно незаменимо. Речь идет о другом: посредством телевидения, воспользовавшись идеологической капитуляцией российского государства, с девяностых годов ушедшего века язычество заявило о себе в полный голос. Все далекие от религии народные верования, суеверия, страхи, страсти обрели постоянную прописку на ТВ: различного рода фильмы, имеющие характер языческих мистерий, выступления колдунов, магов, экстрасенсов, всевозможные шоу, шутовские представления, «прозрачные дома», «витрины с грязным бельем», пляски вокруг золотого тельца и многое-многое другое стало навязываться гражданам России. И оказалось, что для «церкви в ребрах» в человеческой душе практически не остается места. 
Удивляет то, что церковное общество до сей поры не определилось с тем, что такое современное телевидение и какова его роль в деле спасения человека. Дело дошло до того, что о телевидении как о духовном явлении, устав, видимо, дожидаться теологических разъяснений, стали рассуждать люди, далекие от богословия, но неравнодушные к судьбе российского общества, к судьбе Отечества. Так, декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В. Ломоносова Виталий Третьяков в докладе на XI Международных Лихачевских чтениях говорил: «Я утверждаю, что современное телевидение (во всех своих проявлениях и ответвлениях, включая интернет-телевидение и пр.), став главным квазирелигиозным институтом Запада, приобрело все черты (а с 
1970-х гг. – и качества) язычества». Хотя Третьяков ведет речь о западном телевидении, ни для кого не является секретом то, что с начала девяностых годов ушедшего века западное телевидение стало новым универсальным языческим храмом и в восточной части христианской цивилизации. 
Виталий Третьяков продолжил исследование феномена телевидения, в том числе и в плане соотношения его с верой в Бога, в своей новой книге «Теория телевидения. ТВ как неоязычество и как карнавал». И вот какие тринадцать постулатов телевидения он нашел действующими. 
1. Богу телевизор не нужен. 
2. Телевидение есть чужая свобода, выдаваемая за твою. 
3. Телевидение (во многом) существует для чем-то обделенных, в чем-то обездоленных или еще не приобретших полноты жизни и собственной активности людей. 
4. Телевидение по содержанию своему должно быть инфантильным. 
5. Сегодня не аудитория влияет на телевидение, а телевидение трансформирует сознание и программирует поведение аудитории. 
6. Телевидение дважды парадоксально: будучи самым реальным СМИ, оно одновременно является и самым виртуальным, а точнее говоря, – иллюзорным. 
7. Телевизионный контент (виртуальное) – это реальное плюс телемифология. 
8. Телевидение есть главное средство управления массами в эпоху всеобщего избирательного права, то есть так называемой представительной демократии. 
9. То, что показывают сегодня по телевидению, – то и есть современная политика для масс. 
10. С конца ХХ века политики и политиков вне телевидения не существует. 
11. Равным Богу в сегодняшнем мире является только и исключительно телевидение, ибо его иконы-телеэкраны расположены всюду. 
12. В современной цивилизации развлечение борется с информацией. А поле битвы – телевизионный эфир. 
13. Теперь, даже если Бог есть, все позволено, если это есть в телевизоре! 
Можно сказать, что Виталий Третьяков дал духовный портрет современного телевидения. И мы видим, что речь, по существу, идет о лжепророке. В такой ситуации, когда телевидение взяло на себя, помимо того, что является виртуальным языческим храмом, и функцию древних пророков, невозможно и далее хранить молчание по поводу его сути как ложного религиозного явления. Ситуацию здесь не спасают православные (исламские) телеканалы: во-первых, доля их вещания в общей сетке мизерна, во-вторых, человек в падшем состоянии более расположен к язычеству и к ложным пророкам. 

«Гербициды» идеологии 

Но есть и еще одна очень опасная функция у современного телевидения и многих других СМИ: они вносят в сознание людей «гербициды» идеологии. Речь в первую очередь идет об антикоммунизме и антисоветизме. Попробуем обрисовать схему действия этих «гербицидов» и последствия их применения. Как представляется, аналогия с гербицидами избирательного (селективного) действия, поражающих одни виды растений и не повреждающих другие, здесь полная. Другой вопрос, на каком основании коммунизм причисляется к идеологическим «сорнякам», тем более в странах христианского мира? 
В самом деле, разве не в Новом Завете говорится о том, что Церковь и родилась как коммунистическое общество? Читаем Новый Завет: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее... Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деян. 4: 32, 34–35). 
Правда, здесь либеральные идеологи пытаются сыграть на одном не очень удачном богословском термине: часто богословы Новорожденную Церковь называют «Апостольской общиной» или «Иерусалимской церковью». Либералы тут как тут: да, мол, был коммунизм в первые дни существования Церкви, но лишь в «Иерусалимской общине». Однако дело в том, что до первого гонения, когда был убит первомученик Стефан, Церковь существовала в пределах Иерусалима: «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян. 2: 44–47). «Все общее» на латинском языке – omnia communia. И это omnia communia было в Церкви, к которой «Господь же ежедневно прилагал спасаемых». И лишь после того как появились церкви, основанные апостолом Павлом, можно говорить об «Иерусалимской церкви». 
О том, что идеологии так или иначе связаны с той религией, что исповедует общество, исследователи писали не раз. Например, Дэниел Л. Овермайер в монографии «Религии Китая. Мир как живая система» пишет: «В Китае, как и в других странах, древние религиозные воззрения до сих пор имеют силу даже над теми, кто забыл об их истоках и кто, возможно, сам нерелигиозен. Если мы будем иметь это в виду при изучении истории религий, включая наши собственные, то это поможет нам лучше понять происхождение современных идей и взглядов». К слову, либералы совершенно открыто говорят о том, что существует однозначная связь между православной верой и коммунистической идеологией. Пройдите по ссылке: http://nv.ua/opinion/grytsak/gricak-46645.html – и убедитесь: хотя антикоммунизм, как и антисоветизм, прописаны в качестве «гербицидов» либеральной «агрономии», однако главную проблему они видят в «византийско-православном наследии», «цветочками» которого считают коммунизм. 
Правда, не совсем понятно, на каком основании либеральные идеологи полагают, что, скажем, католицизм не может породить подобные «цветочки»? Во всяком случае, опыт Латинской Америки, в первую очередь Кубы, говорит о том, что социалистические идеи неплохо всходят и на католической почве. Да и протестантизм, если взять его раннюю историю, не так уж безнадежен в этом плане. И даже ислам вполне способен породить такого рода «цветочки», если принимать во внимание историю Ливийской Джамахирии и политику Партии Баас в Ираке и в Сирии. И вот здесь мы можем увидеть, к чему приводит применение идеологических «гербицидов», хотя первый случай такого рода «агрономии» зафиксирован в Европе в двадцатых–тридцатых годах ушедшего века: в Германии применение «гербицидов» породило нацизм, в Италии – фашизм. Свежий пример применения идеологических «гербицидов» – Ирак и Сирия, где подавление социалистических побегов породило ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в РФ). Кто ответит за такого рода идеологическую «агрономию»? 
И совсем свежий пример – Украина, где появились десятки террористических отрядов, некоторые из которых запрещены в России. Причина та же самая: антисоветизм и антикоммунизм, бывшие знаменем киевского майдана. Да, пока эти отряды не подняли черные знамена. Но нетрудно представить, что будет в случае осложнения обстановки: распад Украины с образованием множества террористических воеводств неизбежен, а местным «агрономам» придется бежать, если успеют... 
Нет ничего таинственного в появлении современных террористических группировок: подавляя появление естественных идеологических побегов или уничтожая их, «агрономы» от либерализма открывают простор для роста идеологического «чертополоха», ядовитых и человеконенавистнических всходов. Да, конечно, и в естественных условиях может появляться «чертополох». Но в обществе, где не применяются идеологические «гербициды», «пшеница» достаточно сильна, чтобы приносить плоды мира и согласия. Посмотрите, что натворили идеологические «агрономы»: в Казахстане и в Средней Азии десятки миллионов молодых людей воспитаны в условиях антикоммунизма и антисоветизма. Вы можете дать гарантию, господа «агрономы» человеческих душ, что эта среда не породит аналог современных террористических группировок на постсоветском пространстве? Вы мечтаете о земном суде над коммунизмом, с бесстыдством не замечая сотни миллионов жертв либеральной идеологии за несколько столетий существования капитализма... Но судить будут вас, и этот суд будет Страшным, перед которым вы предстанете вместе с террористами, которых вы взрастили, ибо то, что вы натворили своими «гербицидами», достойно геенны огненной.   

Вячеслав МАКАРЦЕВ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
20 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.