Сомнительные связи сомнительного госаппарата. Россияне не верят официальным сведениям о доходах и имуществе чиновников. Антикоррупционные дела, возбуждаемые государством, в условиях недоверия к нему не рассматриваются как признаки исправления ситуации

Картинки по запросу коррупция в россии картинки

Похожее изображение

 

Сомнительные связи сомнительного госаппарата

Россияне не верят официальным сведениям о доходах и имуществе чиновников

http://svpressa.ru/society/article/172065/

 

Почти две трети россиян сомневаются в достоверности данных о доходах высших госслужащих, сенаторов и депутатов Госдумы РФ. Такие данные получены в результате опроса «Левада-Центра». Фактически, народ по-прежнему подозревает власть в коррупции.

По мнению 40% опрошенных, в апрельских декларациях госслужащих указана «меньшая часть» доходов, а 21% согласны с тем, что это «ничтожно малая часть». В полную достоверность сведений о доходах и имуществе верят лишь 8%.

Большая часть респондентов (62%) уверены, что чиновники для сокрытия доходов используют родственные связи и вывод средств за границу. Половина обращает внимание, что «образ и уровень жизни чиновников не соответствует заявленным доходам, которые они получают».

Общее недоверие к власти наглядно иллюстрирует скандал в связи с расследованием ФБК по поводу Дмитрия Медведева.

Тезис о том, что чиновники могут использовать для «оптимизации» доходов родственные связи косвенно подтверждается периодически публикуемыми данными. Так, на днях стало известно, что некоторые жены высших руководителей Генпрокуратуры в 2016 году заработали на порядок больше своих мужей. Другой широко известный случай — в минувшем году доходы супруги главы Татарстана превысили сумму в 2,5 млрд. рублей, при этом сам президент республики заработал 7,5 млн. рублей.

Руководитель отдела изучения доходов и потребления «Левада-центра» Марина Красильникова констатирует изначально скептическое отношение россиян к представителям государственной власти.

— В этом году никаких особенных изменений по сравнению с предыдущими годами нет. И это, скорее, ожидаемо, потому что нет причин для смены хронического недоверия к чиновничеству. Речь идет об общем недоверии к власти. Как видим, по вопросу доходов таких людей свыше 60%.

Причем, это недоверие не нуждается в подкреплении какими-то реальными фактами. Информация о возбуждении конкретных уголовных дел является гораздо менее значимым фактором формирования недоверия к декларациям, нежели общая уверенность в том, что государству доверять нельзя.

Именно общий фон недоверия, характерный для нашей страны и отличающий ее от многих других стран мира, является основным источником формирования отношения ко всем, более частным, проявлениям социальной жизни. Уровень этого недоверия сопровождает наше общество уже многие десятилетия. Изменить это могут только очень продолжительные и устойчивые перемены.

«СП»: — А как влияет на это недоверие череда антикоррупционных дел против многих глав регионов?

— Большинство наших сограждан уверено, что коррупция есть и что она неискоренима. Поэтому антикоррупционные дела, возбуждаемые государством, в условиях недоверия к нему не рассматриваются этим большинством как признаки исправления ситуации. Они просто идут общим фоном.

По мнению директора «Национального исследовательского института проблем коррупции» Сергея Сапронова, делать далеко идущие выводы все же не стоит.

— Обязательная подача деклараций о доходах чиновников — сравнительно новая мера. Прошло не так много времени, как ее ввели. И это было верное решение. Конечно, лучше бы ее ввести раньше, лет двадцать назад. Тогда было бы больше доверия со стороны народа. Но и сейчас среди чиновников, депутатов есть немало нормальных людей. Например, в новом составе Госдумы очень много людей, у которых нет ни бизнеса, ничего другого. Если таких депутатов будет больше, то и доверие народа со временем появится.

«СП»: — Не кажется ли вам, что громкие антикоррупционные дела лишь укрепляют скепсис народа?

 

— Не в этом дело… Просто ФСБ сказали: все, если есть факты коррупции, их надо расследовать. Теперь у «органов» нет ни знакомых, ни друзей.

О том, как выглядит проверки деклараций депутатов Госдумы «СП» рассказал член комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых депутатами ГД, коммунист Юрий Синельщиков.

— Сплошных проверок деклараций депутатов не проводится. Это делается, когда поступает какой-то «сигнал», жалоба. Иначе «Единая Россия» начнет проверять всех оппозиционных депутатов налево и направо. Пока в этом созыве существенных жалоб не было. В самом начале было два «сигнала» от граждан, но они были ни о чем. В одном случае просили проверить условного депутата «Иванова». Все ли он декларирует. Но конкретных претензий не было. Второй «сигнал» вообще касался депутата прошлого созыва.

Профессор кафедры госслужбы РАНХиГС, автор книги «Гражданская служба: нравственные основы, профессиональная этика» Владимир Соколов считает важным дополнить декларацию о доходах чиновников новыми инструментами борьбы с коррупцией. В частности, необходим контроль расходов госслужащих.

— Конечно, декларация о доходах — важный элемент борьбы с коррупцией, но далеко не столь серьезный, чтобы ему придавали такое огромное значение, как сейчас. Намного важнее, чтобы повышенное внимание общества и государства было направлено на расходы чиновников. Так, как это принято во многих странах мира. Многие уже научились переписывать свои дома, дачи, яхты и т. д. Причем, даже не на родственников, а на доверенных людей, не имеющих к ним никакого формального к себе отношения.

Нужно дать право проверять, например, «троюродного брата жены». Куда, зачем переводятся деньги, что покупается и т. п. Конечно, начиная с определенной, достаточно крупной суммы. Вместе с декларацией о доходах декларация о расходах даст эффективный способ борьбы с коррупцией. Кстати, лет шесть назад в Госдуму было внесено предложение, разрешить правоохранителям проводить дознание в отношении людей, напрямую не связанных с объектом подозрений. Предложение принято не было. Нет, нельзя…

Между тем, такие методы хорошо отработаны в Соединенных Штатах. Особенно широко там используется возможность проверять «до десятого колена». Они официально, по закону, создают специальные группы, которые, например, получают право вскрывать банковские вклады людей, которые, по мнению американских правоохранителей, могут быть элементами коррупционных сделок. Полномочия таких групп очень широки. Порой они тратят десятилетия, но отлавливают все до доллара. При серьезном отношении государства это очень эффективный подход.

Еще одна мера — уже осужденных коррупционеров надо помещать в «черные списки», давать о них информацию в прессе, чтобы они были вынуждены потом «отмывать» свою репутацию в обществе, если не хотят, чтобы их родственники страдали из-за них. Это предложение, кстати, тоже вносилось в свое время в Госдуму, но не прошло.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.