МАНИПУЛЯЦИИ. Мы наблюдаем в мире два принципиально разных взгляда государства на пенсионеров: цивилизованный и российский, нецивилизованный, приравнивающий пожилых людей к израсходованному ресурсу, от которого необходимо избавиться поскорее и подешевле

Картинки по запросу пенсионеры в россии картинки

Картинки по запросу пенсионеры в россии картинки

Картинки по запросу пенсионеры в россии картинки

МАНИПУЛЯЦИИ

На встрече с журналистами 15.12.2016 Д. Медведев по поводу индексации пенсий сказал следующее. 
«Мы вынуждены были принять решение о том, чтобы индексацию пенсий разделить на две части. В начале заплатить часть, и во второй половине года. С учетом текущей ситуации мы заплатили первую часть индексации в виде процентов, а вторую часть индексации, как вы знаете и как знают наши пенсионеры, мы приняли решение заплатить в виде единовременной выплаты для того, чтобы не создавать макроэкономических проблем. 

Значит, что это дало?

 

Вот я вчера еще раз слушал отчет на эту тему. В результате у нас с учетом первой части индексации в начале этого года и пятитысячной выплаты произойдет рост реального размера пенсии, иными словами, не номинального, подчеркиваю, а реального размера пенсии, иными словами, вот эта пятитысячная выплата по сути означает вторую часть индексации, а для части пенсионеров, давайте не будем о них забывать, это ну может быть наиболее уязвимая часть пенсионеров, у которых небольшая пенсия, эти пять тысяч больше, чем они получили бы от индексации.
Таким образом, мы задачи текущего года по индексированию выполнили, хотя это было непросто, были дискуссии, было напряжение, тем не менее мы нашли 220 млрд рублей для того, чтобы вот эту пятитысячную выплату осуществить».
Слушающего это телезрителя, конечно, переполняет чувство огромной благодарности нашему государству за его героические усилия по преодолению всех препятствий (пусть даже и самим государством созданных) на пути к рутинному индексированию пенсий и даже (и за это двойная благодарность) к росту реального размера пенсии. Вооружившись калькулятором, телезритель спешит оценить масштабы свалившейся на него пенсионной благодати. Давайте посчитаем вместе с ним, но для большей ясности начнем с 2015 года.

2015 год

Для сохранения покупательной способности пенсии 2015 года на уровне пенсии начала 2014 года последняя была увеличена на размер инфляции 2014 года (11,4%). 
Но в России (в отличие от других стран) пенсия января не подлежит индексации и выдается в размере пенсии прошлого года, да еще пониженной по покупательной способности на инфляцию декабря предыдущего года (2,62%). Снижение реального размера назначенных государством выплат за счет высокой инфляции именуется инфляционным налогом на получателя и инфляционным доходом для государства. Таким образом, в январе 2015 года государство получило инфляционный доход в размере 63 млрд рублей.
Впервые пенсия 2015 года была выдана в феврале, но по причине неудержимого роста потребительских цен она по покупательной способности уже была ниже установленной на величину инфляции декабря (2,62%) и января (3,85%). Это принесло государству инфляционный доход за февраль в размере 31 млрд рублей. И так далее, с каждым месяцем реальная покупательная способность пенсии непрерывно падала, а инфляционные доходы государства росли пропорционально его неспособности управлять экономикой и денежным обращением. 
К концу 2015 года месячная пенсия по причине инфляции упала по покупательной способности до 87% от назначенного размера; за год пенсионеры реально недополучили 10,5% суммы пенсий. При этом инфляционный доход государства составил 640 млрд рублей – именно на эту сумму российские пенсионеры не смогли приобрести в 2015 году нужных им продуктов и лекарств по указанным выше причинам.
Чтобы исключить такие высокие потери пенсионеров, достаточно всего лишь применить цивилизованные правила индексации пенсий, принятые в других странах, например в странах ОЭСР.
Во-первых, там пенсия индексируется с первого месяца, следующего за периодом, по которому рассчитывается индекс потребительских цен.
Во-вторых, там интервал между индексациями пенсий устанавливается с учетом темпов инфляции. Например, в странах «семерки», где инфляция составляет 1,56% (здесь и далее в этом абзаце имеются в виду средние показатели инфляции за десятилетний период 2006–2015 гг.), интервал между индексациями пенсий принят один год, потому что более частая индексация дает незначительный результат и нецелесообразна. В других странах ОЭСР средняя инфляция составляет 2,22%, и в них также принят годовой интервал между индексациями пенсий, за исключением: а) Мексики, где при средней инфляции 4,0% интервал принят 3 месяца, и б) Турции, где при средней инфляции 8% пенсия индексируется раз в 6 месяцев – в январе и июле.
Согласно первой путинской пенсионной системе, введенной с 2002 года, пенсии подлежали индексации каждый раз, как только потребительские цены вырастали на 6%. Но во второй путинской пенсионной системе, введенной с 2015 года, установлен твердый интервал между индексациями пенсий один год независимо от темпов инфляции (статьи 15–16 закона «О страховых пенсиях»), что в стране со средней годовой инфляцией 9,5% приводит к нарушению пенсионных прав граждан посредством обложения их огромным инфляционным налогом. Иначе говоря, если в некоторых странах государство выдает пенсионерам 13-ю и 14-ю пенсии, то в России государство скрытно и не афишируя отбирает у пенсионеров 12-ю пенсию.
Возвращение к порядку индексации пенсий, установленному в 2002 году, снижает инфляционный налог вдвое, а переход на трехмесячный интервал между индексациями в условиях России снижает его более чем втрое. 

2016 год

В 2016 году в условиях стагнации экономики и дефицита бюджета государству пришлось изыскивать средства и экономить на неважном и второстепенном. К таким статьям, по мнению государства, никак не могут быть отнесены задачи развития мирового спорта (хотя другие страны в подобной ситуации отказывались от проведения международных соревнований), поддержки банков и др. Подрывать благосостояние богатейших людей страны посредством введения повышенного налога на их супердоходы также признано негуманным. Наше социальное государство в трудные моменты думает прежде всего о социально незащищенных слоях общества; вот и в этот раз оно вспомнило о пенсионерах и решило сократить их пенсии.
При этом государство не побоялось обвинений в некомпетентности в пенсионном вопросе и смело отменило всего год назад введенные условия индексации пенсий: в 2016 году их решено индексировать не на размер инфляции 2015 года (12,9%), а всего лишь на 4%, причем только тем 64,3% пенсионеров, которые не работают (закон от 29.12.2015 № 385-ФЗ). Таким образом, изъятие средств у пенсионеров в 2016 году пошло сразу по двум направлениям – инфляционный налог (который по причине снижения инфляции упал вдвое) плюс недоиндексирование пенсий – и составило 732 млрд рублей. 
К концу 2016 года месячная пенсия неработающих пенсионеров упала по покупательной способности до 85%, а работающих пенсионеров – до 80% от уровня начала 2015 года. За год неработающие пенсионеры недосчитались 11,8% суммы пенсий (17 000 рублей), а работающие – 15,2% (22 000 рублей). Пенсионеры – получатели минимальной пенсии (8803 рублей в 2016 году) за год потеряли по 13 000 рублей (в т.ч. только за счет недоиндексации пенсии 8300 рублей). 
Сейчас нас убеждают, что уцененные инфляцией 5000 рублей 2017 года больше, чем 13 000, 17 000 или 22 000 рублей 2016 года. Гражданам, конечно, было приятно услышать похвалу президента РФ В.В. Путина в последнем Послании о том, что они доказали, что живут в «обществе, в котором укрепляются иммунитет к популизму и демагогии». Но не до такой же степени!
В связи с последними манипуляциями с индексацией пенсий возникают два вопроса.
Первый вопрос: на каком основании государство считает, что российские пенсионеры есть именно та социальная группа в стране, которая живет слишком жирно и пощипать которую в сложный период совсем не грех.
Обратимся к последним обработанным данным (за 2013 год) по всем 35 странам ОЭСР. Средняя государственная пенсия по старости в них составила 2460 USD (тут USD – доллары США по паритету покупательной способности валют в сфере частного потребления). Наиболее высокие ее значения зафиксированы в Австрии (4742 USD) и Франции (4702 USD), наиболее низкие – в Чили (500 USD, это не столько пенсии, сколько государственные социальные пособия, на которые живет подавляющая масса пенсионеров) и Корее (595 USD). В России же средняя государственная пенсия по старости в 2013 году составила 476 USD (10 253 рублей), что в 5,4 раза ниже уровня стран ОЭСР и в 3,5 раза ниже уровня стран Восточной Европы (в Эстонии 1281 USD, в Латвии 1595 USD, в Польше 1432, в Чехии 2227 USD, в Словакии 1632 USD, в Венгрии 1860 USD). Но Российское государство, на удивление, поставило перед собой задачу не поднимать пенсии в стране хотя б до уровня стран Восточной Европы, а снижать их.
Кстати, с учетом частной пенсии общий размер средней пенсии по старости в странах ОЭСР возрастает на 5,4%, до 2594 USD; это обстоятельство полностью рушит радужные и безосновательные надежды государства и бизнеса в России на частные пенсии как мощный источник ликвидности для банков и инвестиций для экономики.
Второй вопрос: почему упомянутые манипуляции с индексацией пенсий не касаются пенсионеров – получателей государственных пенсий по государственному пенсионному обеспечению, численность которых на 1 января 2016 года составила 2,214 млн (4,9% от численности всех пенсионеров, 45,182 млн человек). В отличие от трудовых пенсионеров, пенсии которых зависят от собранных пенсионных взносов и индексируются в соответствии с инфляцией, получатели пенсий по государственному пенсионному обеспечению получают пенсии за выслугу лет из средств федерального бюджета, которые назначаются на привилегированных условиях и повышаются (не индексируются) одновременно с централизованным повышением денежного содержания служащих.
Исторически пенсионное обеспечение сперва возникло как мера поощрения государственных служащих, но в ХХ веке в цивилизованных странах пенсионным обеспечением были охвачены все слои общества и прежние особые условия пенсионного обеспечения государственных служащих ликвидировались. Так, в США с 1983 года была поэтапно упразднена система страхования государственных служащих (включая пенсию) и они были переведены на общую федеральную систему страхования. 

2017 год

Государство обещает проиндексировать в 2017 году пенсию на величину инфляции 2016 года (5,9%), беря за базу недоиндексированную пенсию 2016 года. Но для того, чтобы покупательная способность пенсии 2017 года равнялась покупательной способности пенсии 2015 года, нынешнюю урезанную пенсию 2016 года необходимо проиндексировать на 15,0%, или, иначе говоря, поднять до 115% ее размера (недоиндексация 2016 года 112,9% : 104% = 108,6%), умноженную на индекс потребительских цен 2016 года (105,9%), иначе произойдет СНИЖЕНИЕ ТРУДОВЫХ ПЕНСИЙ НА 8,6% НАВЕЧНО. 
Удивительно, что в таких условиях руководители государства не стесняются постоянно твердить о том, что государство выполняет все социальные обязательства; неужели они думают, что их хитрые манипуляции с пенсиями остаются неразгаданными обществом.

Мы наблюдаем ныне в мире два принципиально разных взгляда государства на пенсионеров: а) цивилизованный, устанавливающий, что люди имеют право на достойное существование вне зависимости от возраста, и б) нецивилизованный, приравнивающий пожилых людей к израсходованному ресурсу, от которого необходимо избавиться поскорее и подешевле. В Российском государстве, похоже, преобладает последний взгляд.

Вячеслав БАРСУКОВ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
11 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.