1990-2010: 20 лет, отнятых от страны. Показатели промышленности РФ в натуральном выражении в 2010 году

 

В 2010–2011 годах промышленное производство восстанавливалось довольно быстрыми темпами после кризиса 2008–2009 годов, когда падение, по данным независимых экспертов, составило до 17–22 процентов. И даже по официальным данным, оно превысило 15 процентов. В этом смысле нет ничего удивительного в том, что в 2010–2011 годах промышленное производство росло примерно на 7,5 процента в год.

Возможно, что по итогам 2011 года страна выйдет на предкризисный уровень, хотя далеко не по всем пунктам. В этой связи мы пока не можем утверждать, что экономический кризис, в многом если не спровоцированный, то углубленный действиями российских властей, закончился.

Что касается рубежа 20-летней давности, 1990 года, то он и по сей день высится недосягаемым для постреформенной России «Эверестом». По самым осторожным оценкам, уровень промышленного производства в 2011 году по отношению в 1990 году составил около 78–80 процентов.

При этом нынешняя власть склонна всячески фальсифицировать и мистифицировать проблему промышленного роста. Возьмем, например, высокотехнологичные отрасли.

Достаточно хорошо известно, что в современной России практически не производятся отечественные мотоциклы, телефоны всех видов, в том числе мобильные, фотоаппараты, видеоплееры, практически не производятся современные станки и часы, резко снизилось производство самолетов и судов всех видов. Если в 1990 году в советской тогда еще России было произведено 313 тысяч персональных ЭВМ, то спустя 20 лет непрерывных заклинаний о благотворности стратегического собственничества и воплей о модернизации, страна не в состоянии производить современные персональные компьютеры, в лучшем случае перебиваясь их «серой» сборкой или «штучно-выставочными» экземплярами.

Однако и Путин, и Медведев лезут из кожи вон, чтобы создать видимость того, что в России в настоящее время происходит чуть ли не расцвет выстеха. Теперь – чуть более подробно.

К примеру, сквозное производство телевизоров в России, то бишь производство полного цикла, от конструкторских разработок и производства комплектующих до сборки и упаковки, фактически полностью уничтожено. Подавляющая часть «производимых» ныне в России телевизоров – это «отверточная» сборка на дочерних предприятиях транснациональных корпораций.

Поэтому говорить о какой-то модернизации в этой области просто смешно. Объективный и честный политик должен признать, что в этом сегменте общественного производства в результате деятельности последних трех президентов России и ныне правящей партии «Единая Россия» страна утратила технологическую независимость и не способна выстроить цепочку полного технологического цикла производства. На месте полноценной отечественной отрасли появились сборочные придатки транснациональных корпораций.

Занятно, что, видимо, из политических соображений правящая партия всячески пытается замолчать или мистифицировать тот факт, что в России де-факто больше не производится ни одной подлинно отечественной марки телевизоров (исключение, пожалуй, составляет созданная энтузиастами из МАИ компания полного технологического цикла «Polar», доля которой на отечественном рынке телевизоров, впрочем, сегодня вряд ли превышает 4 процента, да штучное производство «Радуги», которая распространяется в основном по ветеранским и пенсионерским организациям).

В советское время полный цикл производства телевизоров в России: от научной разработки до сборки – результировался в изготовлении примерно 4,8 млн. штук телевизоров в год (1989 г.). Основными марками были «Рубин», «Рекорд», «Темп», «Радуга» «Юность», «Электроника», «Электрон» (Львов, Украина), «Фотон» (Симферополь, Украина).

В СССР телевизоры производились также и в Белоруссии под марками «Горизонт» (Минск) и «Витязь» (Витебск). Примечательно, что в Белоруссии удалось сохранить сквозное производство полного цикла (включая научно-конструкторскую стадию) и обеспечить таким образом технологическую независимость в этом сегменте общественного производства. «Витязю» и «Горизонту» вместе принадлежит около 5 процентов российского рынка, на котором они достаточно успешно конкурируют с мировыми гигантами.

В настоящее время в России (точнее говоря, в российском сегменте глобализированной ТНК-экономики) «производится» (собирается) около 5 млн. телевизоров в год (в основном в Калининграде, Калуге, Воронеже и Александрове). Основными производителями являются российские подразделения LG, Samsung, Philips, Rolsen и Sony.

И даже те «штучные» экземпляры, которые выпускаются под маркой «Rubin», производятся на предприятиях южнокорейского гиганта «Rolsen». Если отбросить продукцию, производимую на предприятиях, являющихся филиалами транснациональных ТНК, то следует признать, что собственного производства телевизоров в России не существует.

Аналогичным образом дело обстоит и в сегменте производства устройств записи и прослушивания/просмотра, то есть в наиболее емком рыночном сегменте радиоэлектроники.

В настоящее время в России не производится в сколь-нибудь значимых количествах ни одной полностью отечественной марки магнитофонов, лазерных проигрывателей, dvd- или mp3-плееров и иных устройств записи и прослушивания (просмотра), не производятся мобильные и стационарные телефоны, а радиоэлектронная промышленность массового потребления представлена опять-таки сборочными подразделениями транснациональных корпораций. Практически весь российский рынок устройств записи и прослушивания принадлежит 7–9 мировым гигантам: iRiver, Samsung, JVC, Pioneer, Phillips, Panasonic, Apple, Sony и NEXX, а в области мобильной телефонии (в силу технологического сближения мобильных телефонов с устройствами записи и прослушивания ожидается усиление конкурентной борьбы в этом сегменте рынка) безраздельно царствуют Sony, Nоkia, Motorolla и Samsung.

Единственным исключением, компанией, которую с оговорками и до некоторой степени можно считать российским производителем высокотехнологичной радиоэлектроники для массового потребления, является петербургская «Алкотел» (teXet), долю которой на российском рынке в сегментах DEСT-телефонов (около 25 процентов) и проводных (стационарных) телефонов и плееров (около 14 процентов), наиболее успешных для компании сегментах, можно оценить как весомую. При этом, правда, почти все «железо» само по себе производится на заводах в Китае, где и закупается. По преимуществу на заводах, принадлежащих двум гонконгским компаниям: Vtech Communication и Suncorp, Ltd., которые производят все телефоны под маркой teXet. Эти же заводы обслуживают Panasonic, Philips, AEG, Audioline, T-Com, British Telecom, AT&T и другие крупные компании. Единственный производственный процесс в «Алкотел» – сборка нескольких моделей плееров в бывшем здании НИИ электронных приборов, которое было в свое время выкуплено под производственную площадку. Точно так же обстоит дело в области производства компьютеров.

Современное производство персональных компьютеров полного цикла практически уничтожено разнообразными «реформаторами» и «модернизаторами». Хотя еще в 1993 году производилось около 200 тысяч штук подлинно отечественных компьютеров разных марок («Искра», «Спектр», «Радуга»). Как мы уже писали, они несколько уступали зарубежным аналогам, но ведь никто не запрещал вкладывать деньги и усилия в то, чтобы это отставание сократить. Однако в силу проводившейся и проводящейся ныне экономической политики руководством страны стратегическая отрасль была поставлена в невыносимые условия. Теоретически шансы на спасение и развитие подлинно российской компьютерной отрасли существовали даже еще в начале нынешнего века. Однако руководство РФ палец о палец не ударило для спасения этой важнейшей и определяющей направление развития современной цивилизации отечественной отрасли. В настоящее время отечественным производством персональных компьютеров в основном именуется сборка, ведущаяся из комплектующих (процессоры, материнские платы, видеокарты, карты памяти, блоки питания и пр.), производимых крупными транснациональными корпорациями типа Intel, AMD, ATI или Sony на Тайване, в Китае, Малайзии или Южной Корее, реже – в США и Европе. В принципе такую сборку может выполнить в домашних условиях любой более или менее продвинутый пользователь компьютера. (В России производится некоторое, очень небольшое количество собственных компьютеров, ноутбуков и процессоров для нужд обороны, но достоверная статистика здесь отсутствует.)

Ведущими отечественными сборщиками являются DEPO Computers, K-Systems, Kraftway Computers и Formoza.

В последние пять лет в России начали появляться и дочерние (сборочные) производства таких всемирно известных производителей компьютеров, как Hewlett-Packard, Acer, Lenovo.

В первом квартале 2010 года первую строку мирового рейтинга крупнейших производителей занимала Hewlett-Packard, продавшая за 3 месяца 15,97 млн компьютеров – на 22,2 процента больше, чем в I квартале 2009 года. Второе место – Acer с 10,87 млн. реализованных ПК, далее следует Dell, реализовавшая 10,67 млн. компьютеров. На четвертой позиции – Lenovo с 7,02 млн проданных компьютеров. Пятую, шестую и седьмую позиции занимали Toshiba, ASUS и Apple, реализовавшие за 3 месяца 4,58 млн., 4,39 млн. и 2,80 млн. компьютеров соответственно. Остальные поставщики сообща продали 25,24 млн. ПК. Таким образом, суммарная рыночная доля первых семи игроков составила 69%, суммарная рыночная доля всех остальных – 31%.

В первом квартале 2010 года объем российского рынка составил примерно 2,2 миллиона штук, или около 8,5 миллиона штук в год, лидеры по продажам на российском рынке – Acer, ASUS, HP, Samsung и Lenovo.

Что касается российских сборщиков, то общий объем их поставок на российский рынок – примерно 10–15 процентов его объема, от 800 тысяч до 1,3 миллиона штук, и имеет тенденцию к снижению.

Крупнейший российский сборщик, DEPO Computers, владеет примерно 7–8 процентами рынка настольных компьютеров, но значительно уступает транснациональным конкурентам в сегментах ноутбуков и портативных компьютеров, сборка которых представляет собой более сложную техническую задачу, чем сборка настольных.

В общем, и здесь та же тенденция, которую мы уже отмечали в производстве бытовой радиоэлектроники: подлинно отечественное производство полного цикла уничтожено вместе с брендами, на его место сначала внедряется «серая» (сборка осуществляется полуофициально, комплектующие закупаются на открытом рынке, принадлежность комплектующих и бренд производимой продукции не афишируются), «белая» (сборка осуществляется официально, принадлежность комплектующих афишируется, а сами они закупаются у корпораций-производителей, фирма приобретает официальный статус дилера или заключает иные официальные соглашения о сотрудничестве с крупными ТНК) или «красная» сборка (фирма действует официально и имеет соглашения с производителями комплектующих, но внедряет свой собственный сборочный бренд), а затем приходят дочерние подразделения ТНК.

И весьма смешно выглядят потуги современной власти, которая пытается выдать выставленные на разнообразных выставках «штучные» (хотя действительно очень неплохие) компьютеры «Эльбрус», одноименные процессоры «Эльбрус-2с+» и «3-М» (производства МЦСТ), «Навиком» или NeuroMatrix за наличие собственного развернутого производства. Способность производить достигается прежним заделом, а вот реальное производство, точнее, его отсутствие – плод «усилий» сегодняшней власти.

Я не хочу обижать подлинных российских гениев радиоэлектроники, которые благодаря советскому научно-техническому заделу, собственным усилиям и несравненному подвижничеству до сих пор способны решать любые технические задачи. Но штучное и даже мелкосерийное производство – это та стадия, от которой до производства серийного могут пройти десятилетия (кроме того, существует проблема зияющих пробелов в элементной базе и для самого процессора, например, казалось бы, малозначимая проблема покрывающей пленки нужного качества, которую в России производить не могут). И вовсе не их вина, что их великие творческие усилия и энтузиазм наталкиваются на провальную экономическую политику властей, которая не способна даже обеспечить комфортные (не говоря уже о льготных) условия отечественным производителям выстеха.

Вспомним, например, историю с «Су-35», которые должны были встать на вооружение российской армии еще в прошлом тысячелетии. Но не встали и по сей день, хотя 7 или 8 «тридцать пятых сушек» постоянно летают в составе российской пилотажной группы «Витязи».

Для любого порядочного человека приведенная выше подмена понятий выглядела бы неприлично, но не для Путина с Медведевым.

Таким образом, практически всё современное так называемое высокотехнологичное производство радиоэлектроники в России суть производство транснациональных корпораций. И пока весь рост в этой области есть соответственно рост производства глобальных корпораций, который имеет к России такое же отношение, как российское руководство – к выработке глобальной стратегии корпорации Sumsung.

При президентах Ельцине, Путине и Медведеве часовая отрасль России (к слову сказать, всегда относившаяся к числу наиболее высокотехнологичных отраслей) была уничтожена практически полностью. При этом ни пафосный Медведев, ни проникновенный и брутальный Путин в 1999–2011 годах не сочли необходимым предпринять хотя бы минимальные шаги для того, чтобы поддержать многотысячные предприятия важнейшей отрасли на плаву. Зато много говорили и продолжают со вкусом, с толком, с придыханием говорить о модернизации и разнообразных агентствах стратегических инициатив.

В 1990 году в России, по данным Госкомстата РСФСР, было произведено около 60 млн. часов. В настоящее время производство часов в России сократилось в 100 раз. Некоторые типы специальных и представительских часов (очень дорогих, преимущественно из драгоценных металлов и камней) производятся мелкими сериями, до 3–5 тысяч штук. На некоторых уже де-факто не существующих предприятиях усилиями энтузиастов поддерживается также штучное и мелкосерийное производство некогда прославленных брендов. Внушительный рынок часов в России на 98 процентов занят импортом из Китая и Швейцарии.

В результате проводимой нынешними властями РФ экономической политики станкостроительная отрасль в России если и не уничтожена полностью, то понесла потери, мало совместимые с дальнейшим существованием: выпуск станков сейчас не превышает 7–10 процентов от уровня 1990 года.

И наверное, не надо объяснять, что подлинный суверенитет страны без собственного станкостроения – это профанация. Страна, которая не в состоянии производить средства производства, в особенности современные станки, очень скоро оказывается в полной зависимости от мировых центров высоких технологий. И сколько после этого ни кричи о «величии России», этого самого величия не прибавится ни на грош.

Таким образом, еще раз можно констатировать, что большая часть современного так называемого российского промышленного роста, особенно в высокотехнологичных отраслях, начиная с 2001 года осуществляется на дочерних предприятиях международных ТНК и, по сути, никакого отношения к подлинно российскому росту не имеет.

Понятное дело, что международные ТНК стараются поддержать своих ставленников – Путина и Медведева и обеспечить им в предвыборный период приемлемые для российского общества параметры экономического роста. Но когда выборы закончатся, всё встанет на свои места.

В 2012–2015 гг. самим западным странам нужно будет создавать у себя огромное количество рабочих мест для поддержания социальной стабильности. Резко меняющаяся политическая конъюнктура во многих районах мира заставит ТНК переводить свои производства в другие регионы: в Восточную Европу, в исламские страны или в Латинскую Америку. И никакой Путин не сможет этому помешать. После чего мы сможем воочию убедиться в том, что никакого собственного роста в нынешней России не происходит.

Алексей Петрович ПРОСКУРИН

 
Вложение Размер
 proizvodstvo1990_2010.doc 61.5 КБ

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.